Развитие ХМАО-Югры предопределит формирование постгородов

Особенности развития Ханты-Мансийского автономного округа ломают стереотипы восприятия городов и территорий, как столичных и провинциальных. Об этом сигнализирует и развитие чувства патриотизма у югорчан, которое приобретает черты регионального, а не общего и воинственного. Урбанистическую симптоматику отметил кандидат исторических наук, заведующий научно-исследовательским отделом истории, археологии и этнологии «Обско-угорского института прикладных исследований и разработок» Михаил Ершов, выступая на третьем заседании Экспертного клуба Югры в Ханты-Мансийске. С одной стороны, ученые фиксируют исчезновение традиционной для территории ХМАО культуры вместе с исчезновением последних ее носителей, а с другой стороны, Югра «перескакивает» статус провинции, не отягощая себя претензиями на столичность.

Как отметил ученый, еще 200 лет назад всюду царил «традиционный мир», основанный на ведения натурального хозяйства. Прогресс поделил его на две части: столицы и посредников между ними - провинцию.

«Я занимаюсь исторической урбанистикой. Провинция, с одной стороны, состоит из натурального мира с его вечным круговоротом, с другой стороны стремится в столичный мир. Правда, она из столичного мира заимствует уже устаревшее, где это отыграно. И провинция, с одной стороны, постоянно ноет: «как тут всё плохо, гадко, где мы», с другой стороны, шепчет: «мы все уникальные». Возьмите любой провинциальный город. В самом городе есть провинциальный художник, есть провинциальный поэт. Вроде бы они уникальны, хотя посмотришь – знаете этих уникальных сколько? Что происходит сейчас? Не хочется о грустном, но от традиционного мира практически ничего не осталось. Учёные фиксируют последнего носителя традиционной культуры, их уже можно посчитать – сотни хватит. Всё, мы успеваем зафиксировать последние говоры, последних носителей сказок. Осталось ещё работы лет на 10, дальше надо это осмысливать. Возникает вопрос: а есть ли провинция? Провинция, как посредник между двумя мирами. Получается, что её функции нет, мы сами по себе. А если столица? Что такое Москва? Она кормится здесь, а доится заграницей. Возникает вопрос: как мы должны жить в условиях, когда мы потеряли свои посреднические функции? Это плохо или хорошо? Я считаю, что хорошо. Но при одном условии, если мы не ориентируемся на столицу. Посмотрите, как в ряде случаев ведут себя москвичи. Она нам объясняют некие банальные вещи с таким видом, что мы тут приехали, мы вам сейчас всё объясним», - обратил внимание экспертов Михаил Ершов.

Вместе с тем, упоминания об Югре, как отметил ученый, встречаются еще в арабских источниках. Впоследствии Югра, как понятие, включала в себя территорию, гораздо большую, нежели та, которую описывают границы региона.

«В позднесоветское время благодаря учёным-этнографам он был фактически снова возрождён. Возродился в двух ипостасях: Югория и Югра. Соответственно, СМИ могут называть по-разному. Затем, этот реабилитанс Югры продолжался. Вспомните, сначала был не автономный, а национальный округ, но не суть. Затем, после принятия конституции 1993-го года начались подвижки. Причём, они пошли волнообразно. Дополнение к ХМАО – Югра. И вот самое последнее, что Югра уже равнозначна ХМАО-Югре. Реакции общества: кто-то поддерживает, кто-то опасается, как коренные жители будут жить. На сегодняшний день мы ещё не закостенели, мы в динамике. Это положительный момент», - считает господин Ершов.

Тем временем, социально-экономическое развитие и отношение населения Югры к своему региону проживания создали условия, когда самосознание жителей Ханты-Мансийского автономного округа не формируется в качестве провинципального. При этом, ХМАО не занимается заимствованиями столичных «штучек», уже отработанных в мегаполисах.

«Наверное, раз нет в полном объёме провинциального мира, то нет и столичного. Не зря географы говорят о постгороде. В этом отношении ХМАО – это суперпостгород. Потому что это агломерация, большая часть городского населения активная. Молодые города с молодым населением, с повышенными, в хорошем смысле, запросами. Если запросы не удовлетворяются, он действительно может уехать. Это внутренне свободный человек, которому нужно предложить культурные блюда. Культурное блюдо – наше прошлое, наше настоящее и наше будущее», - констатировал Михаил Ершов. 

Напомним, на третьем Экспертном клубе Югры участники обсуждали феномен регионального патриотизма, как следующей ступени развития патриотического самосознания и любви к Родине. Эксперты отметили, что  у чувства патриотизма появляются новые механизмы мотивации граждан на позитивные действия, мысли и оценки. Чувство гордости вследствие ощущения и осознания комфорта в родном краю способствует работе на благо территории и своих земляков.